Перейти на полную версию страницы

Пусть и условным, но наказанием, закончилась для трех жительниц Северной столицы и двух офицеров полиции афера, которую они попытались провернуть с незаконным снятием денежных средств, находящихся на счетах в Сбербанке и принадлежавших умершей петербургской старушке.

В уголовном деле, которое находилось на расследовании в УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, фигурировали не только полицейские, Сбербанк и умершая старушка, но и сотрудница Ленинградского областного суда. Но обо всем по порядку.

Все началось, как ни цинично это звучит, с трупа. В квартире одного из домов Московского района умерла 85-летняя старушка, Валентина Смирнова. По причине того, что женщина была одинока, о ее смерти стало известно лишь тогда, когда соседи по лестничной площадке почувствовали  характерный трупный запах и сообщили об этом куда следует. Помимо экспертов, санитаров морга, понятых, квартиру покойной посетил и, как и полагается в таких случаях, уполномоченный участковый, а именно сотрудник УМВД по Московскому району старший лейтенант полиции Георгий Карагезов. Он-то и обнаружил в квартире паспорт старушки и две сберегательные книжки Северо-Западного Банка ОАО "Сбербанк России", на которых, в общей сложности, находилось 914 тыс. 887 рублей 91 копейка. Видимо, это обстоятельство и подтолкнуло Карагезова на какое-то время перевоплотиться из служителя закона, по сути, в обыкновенного мародера. В общем, обнаруженные им документы полицейский решил оставить себе и сообщил прибывшему следователю, что паспорт умершей хозяйки квартиры отсутствует. 

Поразмыслив, как же извлечь выгоду с обнаруженных сберегательных книжек умершей старушки, и поняв, что в одиночку ему такое не под силу, Карагезов обратился к своему старшему товарищу, также уполномоченному участковому из того же УМВД майору полиции Евгению Бурову. В свою очередь на примете у Бурова была одна знакомая дама, Ирина Смолякова, которая еще в 2012 году задерживалась правоохранителями по подозрению в мошенничестве и похищении человека. Правда, тогда до суда дело так и не дошло, поскольку, как рассказали корреспонденту "Петербургского дневника" в УФСБ, попросту было утеряно. К слову, по оперативным данным, нигде не работающая Смолякова зарабатывала на жизнь сомнительными риелторскими операциями, проводимыми ею с жильем социально не защищенных жителей Московского района.

17 ноября 2014 года Ирина Смолякова, уже  имея на руках паспорт умершей гражданки Смирновой и две ее сберегательные книжки, переданные ей Буровым с конкретной целью посодействовать в извлечении с них имеющихся денег, поставила в известность о своем преступном замысле своих знакомых Аису Гурцкую и ее дочь Иолину Гурцкую. Последняя как раз и работала в Ленинградском областном суде, занимая должность ведущего специалиста отдела строительства и ремонта зданий.

Старшая Гурцкая в свою очередь взяла на себя обязательства найти того, кто сумеет изготовить подложную доверенность от имени Смирновой и лицо, которое непосредственно предоставит в банковское учреждение необходимые документы и затем получит в Сбербанке денежные средства в наличном виде. Взяв у Смоляковой необходимые документы, Аиса Гурцкая очень быстро нашла нужного человека - гражданку Украины Екатерину Пилипенко.

Одновременно с этим она передала своей дочери Иолине ксерокопию паспорта покойной старушки и информацию по ее банковским счетам. По договоренности со Смоляковой и своей матерью она взяла на себя обязательства по организации изготовления подложной доверенности. 

После этого Гурцкая-младшая обратилась к некоему Рыбину В.Н. с просьбой изготовить подложную нотариальную доверенность от имени умершей старушки, дающую право Пилипенко распоряжаться денежными средствами, находящимися на банковских счетах Смирновой. При этом Иолина Гурцкая предоставила Рыбину необходимые для оформления подложной доверенности сведения. Именно с этого момента преступные замыслы этих трех женщин попали под тотальный контроль оперативных служб УФСБ. Дело в том, что Рыбин, не желающий участвовать в совершении преступления,сам обратился к сотрудникам самого засекреченного ведомства и рассказал о той функции, которая в преступной схеме была возложена на него.

Чекисты тут же взялись за дело. С целью пресечения готовящейся противоправной деятельности сотрудниками УФСБ с участием Рыбина было проведено оперативно-розыскное мероприятие "Оперативный эксперимент". Правоохранители изготовили муляж заказанной преступной группой доверенности, который был вручен Рыбину для последующей передачи Гурцким. Одновременно к участию в проведении "оперативного эксперимента" также была привлечена сотрудница отделения филиала Северо-Западного Банка ОАО "Сбербанк России" Виноградова Е.Ю. 23 декабря 2014 года ему был вручен муляж денежных средств, имитирующих сумму в размере 900 тыс. рублей и денежные средства в размере 14 тыс. 887 рублей 91 копейки. В этот же день в отделении филиала  Сбербанка на  ул. Фурштатской, 5, при получении денег  чекисты задержали Пилипенко, которую впоследствии отпустили за отсутствием за ней состава преступления, и Гурцкую-старшую, стоявшую неподалеку от кассового окна в ожидании снятых со счета умершей старушки денег. Спустя пару часов оперативники УФСБ задержали и ее дочь.

Как сказано в обвинительном заключении, "в результате указанных противоправных действий Смолякова, Гурцкая А. и Гурцкая И. совершили умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана группой лиц по предварительному сговору содеянное в крупном размере, тем самым предприняли попытку нанесения ущерба имуществу и деловой репутации ОАО "Сбербанк России".

Стоит отметить, что обе Гурцкие сразу же стали сотрудничать со следствием и вывели чекистов на Смолякову, которая была задержана 12 марта 2015 года. Поначалу она решила повести следствие по ложному следу, за что ее пришлось, в отличие от Гурцких, запереть в СИЗО, но, в конце концов, подследственная дала необходимые показания, рассказав о том, откуда у нее появились документы умершей старушки. Так чекисты вышли на недобросовестных полицейских Московского УМВД, передав собранную на них оперативную-следственную информацию Петербургскому Следственному комитету, поскольку дела о совершении противоправных действий со стороны сотрудников МВД – подведомственность именно СКР. 

Итог криминальных деяний всех пятерых отразился в решении суда. Согласно приговору Дзержинского районного суда обе Гурцкие получили по 2 года и 6 месяцев лишения свободы условно. Столько же, с учетом того, что ей пришлось провести несколько месяцев в СИЗО, дали и Смоляковой. Не трудно догадаться, что Гурцкая-младшая своего места работы в Ленинградском областном суде лишилась. Что касается Карагезова и Бурова, дело которых рассматривал Московский районный суд, то они также получили условные срока, по 3 года 8 месяцев и 3 года и 7 месяцев соответственно с испытательным сроком 4 года  и лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.

Как отметили в УФСБ, несмотря на то, что все участники преступной схемы получили условные наказания, самое главное, что они были своевременно изобличены и теперь, с пока не погашенной судимостью, по крайней мере, тысячу раз подумают, стоит ли идти на новое преступление. Да и коллегам из петербургской полиции помогли, очистив ряды стражей правопорядка от недостойного. 

2015-11-20T15:44:00+03:00
2015-11-20T15:44:00+03:00
//m.spbdnevnik.ru/news/2015-11-20/afera-s-dengami-umershey-starushki-vyshla-policeyskim-bokom/
Афера с деньгами умершей старушки вышла полицейским боком
Афера с деньгами умершей старушки вышла полицейским боком

Афера с деньгами умершей старушки вышла полицейским боком

20 ноября 2015 в 15:44

Пусть и условным, но наказанием, закончилась для трех жительниц Северной столицы и двух офицеров полиции афера, которую они попытались провернуть с незаконным снятием денежных средств, находящихся на счетах в Сбербанке и принадлежавших умершей петербургской старушке.

Читать далее

В уголовном деле, которое находилось на расследовании в УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, фигурировали не только полицейские, Сбербанк и умершая старушка, но и сотрудница Ленинградского областного суда. Но обо всем по порядку.

Все началось, как ни цинично это звучит, с трупа. В квартире одного из домов Московского района умерла 85-летняя старушка, Валентина Смирнова. По причине того, что женщина была одинока, о ее смерти стало известно лишь тогда, когда соседи по лестничной площадке почувствовали  характерный трупный запах и сообщили об этом куда следует. Помимо экспертов, санитаров морга, понятых, квартиру покойной посетил и, как и полагается в таких случаях, уполномоченный участковый, а именно сотрудник УМВД по Московскому району старший лейтенант полиции Георгий Карагезов. Он-то и обнаружил в квартире паспорт старушки и две сберегательные книжки Северо-Западного Банка ОАО "Сбербанк России", на которых, в общей сложности, находилось 914 тыс. 887 рублей 91 копейка. Видимо, это обстоятельство и подтолкнуло Карагезова на какое-то время перевоплотиться из служителя закона, по сути, в обыкновенного мародера. В общем, обнаруженные им документы полицейский решил оставить себе и сообщил прибывшему следователю, что паспорт умершей хозяйки квартиры отсутствует. 

Поразмыслив, как же извлечь выгоду с обнаруженных сберегательных книжек умершей старушки, и поняв, что в одиночку ему такое не под силу, Карагезов обратился к своему старшему товарищу, также уполномоченному участковому из того же УМВД майору полиции Евгению Бурову. В свою очередь на примете у Бурова была одна знакомая дама, Ирина Смолякова, которая еще в 2012 году задерживалась правоохранителями по подозрению в мошенничестве и похищении человека. Правда, тогда до суда дело так и не дошло, поскольку, как рассказали корреспонденту "Петербургского дневника" в УФСБ, попросту было утеряно. К слову, по оперативным данным, нигде не работающая Смолякова зарабатывала на жизнь сомнительными риелторскими операциями, проводимыми ею с жильем социально не защищенных жителей Московского района.

17 ноября 2014 года Ирина Смолякова, уже  имея на руках паспорт умершей гражданки Смирновой и две ее сберегательные книжки, переданные ей Буровым с конкретной целью посодействовать в извлечении с них имеющихся денег, поставила в известность о своем преступном замысле своих знакомых Аису Гурцкую и ее дочь Иолину Гурцкую. Последняя как раз и работала в Ленинградском областном суде, занимая должность ведущего специалиста отдела строительства и ремонта зданий.

Старшая Гурцкая в свою очередь взяла на себя обязательства найти того, кто сумеет изготовить подложную доверенность от имени Смирновой и лицо, которое непосредственно предоставит в банковское учреждение необходимые документы и затем получит в Сбербанке денежные средства в наличном виде. Взяв у Смоляковой необходимые документы, Аиса Гурцкая очень быстро нашла нужного человека - гражданку Украины Екатерину Пилипенко.

Одновременно с этим она передала своей дочери Иолине ксерокопию паспорта покойной старушки и информацию по ее банковским счетам. По договоренности со Смоляковой и своей матерью она взяла на себя обязательства по организации изготовления подложной доверенности. 

После этого Гурцкая-младшая обратилась к некоему Рыбину В.Н. с просьбой изготовить подложную нотариальную доверенность от имени умершей старушки, дающую право Пилипенко распоряжаться денежными средствами, находящимися на банковских счетах Смирновой. При этом Иолина Гурцкая предоставила Рыбину необходимые для оформления подложной доверенности сведения. Именно с этого момента преступные замыслы этих трех женщин попали под тотальный контроль оперативных служб УФСБ. Дело в том, что Рыбин, не желающий участвовать в совершении преступления,сам обратился к сотрудникам самого засекреченного ведомства и рассказал о той функции, которая в преступной схеме была возложена на него.

Чекисты тут же взялись за дело. С целью пресечения готовящейся противоправной деятельности сотрудниками УФСБ с участием Рыбина было проведено оперативно-розыскное мероприятие "Оперативный эксперимент". Правоохранители изготовили муляж заказанной преступной группой доверенности, который был вручен Рыбину для последующей передачи Гурцким. Одновременно к участию в проведении "оперативного эксперимента" также была привлечена сотрудница отделения филиала Северо-Западного Банка ОАО "Сбербанк России" Виноградова Е.Ю. 23 декабря 2014 года ему был вручен муляж денежных средств, имитирующих сумму в размере 900 тыс. рублей и денежные средства в размере 14 тыс. 887 рублей 91 копейки. В этот же день в отделении филиала  Сбербанка на  ул. Фурштатской, 5, при получении денег  чекисты задержали Пилипенко, которую впоследствии отпустили за отсутствием за ней состава преступления, и Гурцкую-старшую, стоявшую неподалеку от кассового окна в ожидании снятых со счета умершей старушки денег. Спустя пару часов оперативники УФСБ задержали и ее дочь.

Как сказано в обвинительном заключении, "в результате указанных противоправных действий Смолякова, Гурцкая А. и Гурцкая И. совершили умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана группой лиц по предварительному сговору содеянное в крупном размере, тем самым предприняли попытку нанесения ущерба имуществу и деловой репутации ОАО "Сбербанк России".

Стоит отметить, что обе Гурцкие сразу же стали сотрудничать со следствием и вывели чекистов на Смолякову, которая была задержана 12 марта 2015 года. Поначалу она решила повести следствие по ложному следу, за что ее пришлось, в отличие от Гурцких, запереть в СИЗО, но, в конце концов, подследственная дала необходимые показания, рассказав о том, откуда у нее появились документы умершей старушки. Так чекисты вышли на недобросовестных полицейских Московского УМВД, передав собранную на них оперативную-следственную информацию Петербургскому Следственному комитету, поскольку дела о совершении противоправных действий со стороны сотрудников МВД – подведомственность именно СКР. 

Итог криминальных деяний всех пятерых отразился в решении суда. Согласно приговору Дзержинского районного суда обе Гурцкие получили по 2 года и 6 месяцев лишения свободы условно. Столько же, с учетом того, что ей пришлось провести несколько месяцев в СИЗО, дали и Смоляковой. Не трудно догадаться, что Гурцкая-младшая своего места работы в Ленинградском областном суде лишилась. Что касается Карагезова и Бурова, дело которых рассматривал Московский районный суд, то они также получили условные срока, по 3 года 8 месяцев и 3 года и 7 месяцев соответственно с испытательным сроком 4 года  и лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.

Как отметили в УФСБ, несмотря на то, что все участники преступной схемы получили условные наказания, самое главное, что они были своевременно изобличены и теперь, с пока не погашенной судимостью, по крайней мере, тысячу раз подумают, стоит ли идти на новое преступление. Да и коллегам из петербургской полиции помогли, очистив ряды стражей правопорядка от недостойного. 

Новости в сети

Читайте также:

Яндекс.Метрика