Перейти на полную версию страницы

Сегодня Фабио Мастранджело, художественный руководитель театра "Мюзик-холл", отмечает юбилей – ему исполняется 50 лет. Про его жизнь можно было бы сказать, немного перефразировав название фильма, – "Невероятные приключения итальянца в России". Он родился в Италии, однако сейчас Фабио – гражданин России. Говорят, что поворотным событиям в его жизни предшествовали определенные знаки, связанные с нашей страной. Об этом и о многом другом мы беседуем с известным музыкантом.

"Петербургский дневник": Фабио, можете ли вы рассказать о некоем предопределении вашей судьбы?

Фабио Мастранджело: Такие моменты в моей жизни действительно были. Например, у моей мамы девичья фамилия Руссо, которая в прямом переводе означает "русский". Есть и другие, более конкретные знаки. Например, вряд ли кто‑то слышал, чтобы ребенок-европеец в 8‑9 лет интересовался русским алфавитом.

"Петербургский дневник": Это удивительно. И где же вы его взяли?

Фабио Мастранджело: Как все итальянские мальчики, я любил играть в футбол. Но мама очень переживала, когда я выходил на улицу зимой. Хотя таких зим, как в России, в Италии нет.

"Петербургский дневник": Но мама есть мама.

Фабио Мастранджело: Конечно. И, наверное, она была права. Тогда мне приходилось сидеть дома, делать уроки, заниматься игрой на рояле. И как‑то однажды я взял в руки энциклопедию, в которой был русский алфавит. Непонятно почему, мне вдруг стало очень интересно, я начал изучать буквы и даже научился писать по‑русски какие‑то слова. В это же время у меня родился интерес к русской музыке. А первыми произведениями, которые я выучил, были сочинения русских композиторов – Прокофьева, Кабалевского. Чуть позже я увлекся русской литературой, естественно, переведенной на итальянский язык. Советский Союз мне был также интересен. Я был членом итальянской общественной организации, которая пропагандировала дружбу между нашими странами и организовывала множество культурных акций.

"Петербургский дневник": И как складывались дальнейшие отношения с Россией?

Фабио Мастранджело: Как пианист я всегда восхищался уровнем фортепианной российской школы. И очень хотел продолжать обучение в России. У нас часто выступали известные русские оркестры, и однажды по окончании концерта я обратился к одному из музыкантов с просьбой передать мое письмо в московскую консерваторию, чтобы узнать об условиях обучения там. (Не забывайте, что тогда ни Интернета, ни мобильной связи не было!). Но, к сожалению, ответа так и не получил. Потом я продолжил обучение в Женеве, Лондоне – в не менее престижных учебных заведениях. Но жизнь все расставила по своим местам. И сегодня у меня ежемесячно три-четыре концерта в столице, так что Москва, можно сказать, покорилась.

"Петербургский дневник": А первая встреча с Петербургом, какой она была?

Фабио Мастранджело: Прекрасная встреча. Я летел в Петербург, чтобы посетить мастер-класс для молодых дирижеров. И помимо того, что я получил огромное удовольствие от работы с русскими музыкантами, мне безум­но понравился город. Можно сказать, что я моментально влюбился в него. Настолько, что уже в первые 10‑15 минут, гуляя по городу, я подумал – надо сделать все, чтобы остаться здесь жить. И это получилось.

"Петербургский дневник": А когда вы узнали о назначении в Мюзик-холл, какая реакция у вас была?

Фабио Мастранджело: Для меня это стало честью. Губернатор города Георгий Сергеевич Полтавченко пригласил меня на личную встречу и предложил возглавить театр "Мюзик-холл". Он сразу сказал, что театр надо поднимать, возвращать ему былую популярность и что мне доверяется сложная и ответственная миссия. Безусловно, такое событие я расценил тогда и продолжаю на него смотреть как на знак судьбы. Я подумал – город меня окончательно принял и я должен сделать все, что в моих силах, чтобы возродить театр "Мюзик-холл" и оправдать доверие губернатора, помощь и поддержку которого театр получает постоянно.

"Петербургский дневник": А каковы были ваши первые впечатления от театра? Рассказывают, что вы даже приглашали итальянских коллег, чтобы обследовать акустику зала.

Фабио Мастранджело: Мои впечатления были очень разными. Меня восхитили история театра, который был построен как Народный дом императора Николая II, купол, архитектура здания, на сцене которого пели Шаляпин и Собинов. Но в остальном картина была печальная – не было репертуара, труппы, оркест­ра, хора, а были долги. Напомню, что это был август 2013 г. Правда, труппы, хора, балета и полноценного оркестра в театре нет и сегодня, и чужие долги остались, но мы надеемся, что губернатор, городские власти нам помогут справиться с этими трудностями. Но мне представляется важным, что сегодня у нас есть репертуар – и взрослый, и детский, мы создали камерный оркестр, запустили цикл абонементов. Пусть прозвучит несколько нескромно, но мне кажется, что о театре "Мюзик-холл" вновь заговорили, к нам вернулась публика. А мои итальянские друзья-певцы взяли красивые ноты, и стало понятно, что акустика здесь довольно приличная.

"Петербургский дневник": Вы не раз говорили в интервью, что сделать Мюзик-холл полноценным музыкальным театром сложно, не проведя реконструкцию здания. В чем конкретно она будет состоять и как долго может продлиться?

Фабио Мастранджело: Мы прекрасно понимаем, что реконструкция – не быстрый процесс. Для меня важно, что решение о реконструкции было принято лично губернатором. Это дополнительное подтверж­дение его серьезных намерений в отношении театра, его будущего. Для Георгия Сергеевича крайне значимо, что будет восстановлено историческое здание, которое является памятником архитектуры, что город получит новый современный сценический комплекс, на сцене которого будут одинаково качественно существовать все музыкальные жанры; в театре появится комфортная зрительская зона. Мы знаем, что Петроградская сторона, где живут много культурных людей, нуждается в такой ультрамодернизированной театральной площадке. Мы с директором театра "Мюзик-холл" Юлией Стрижак с оптимизмом смотрим в будущее. В своих мечтах, которые обязательно исполнятся, мы видим театр "Мюзик-холл" самым красивым и успешным в Петербурге.

"Петербургский дневник": Что зрители смогут увидеть и услышать на сцене Мюзик-холла?

Фабио Мастранджело: Впервые в истории театра у нас появились абонементы. Это тоже один из шагов в сторону становления Мюзик-холла как музыкального театра. Абонемент "Чайковский. Известный и неизвестный" посвящен 175‑летию со дня рождения самого известного в мире русского композитора; наш оркестр исполняет его сочинения для камерного оркестра – то, что крайне редко исполняется в концертных залах. Абонемент "Музыкальное путешествие с Фабио Мастранджело" знакомит слушателей с музыкой Италии, Австрии, Англии, Аргентины. Детский абонемент "Музыка и сказка" открывает детям дверь в прекрасный мир классической музыки и литературы. Так, в рамках этого абонемента 13 декабря сказку Андерсена "Русалочка" под аккомпанемент оркестра Мюзик-холла представит популярный артист театра и кино Андрей Носков.

Я очень рад, что зрители прекрасно восприняли нашу премьеру этой осени – музыкальный спектакль "Опасные связи", который мы показываем на Малой сцене. Сам не раз наблюдал, как молодые люди уходили после спектакля с горящими глазами, вдохновленные страстями, которыми наполнена сцена во время показа "Опасных связей".

"Петербургский дневник": Фабио сегодня – это знание пяти языков, исполнение всех симфоний Брамса, Шостаковича, Прокофьева, Бетховена, Рахманинова, гастроли по всему миру и… предстоящий 50‑летний юбилей.

Фабио Мастранджело: Я сам в легком состоянии шока. Когда я раньше смотрел на людей такого возраста, мне казались, что это довольно солидный этап в жизни. Но сейчас, в преддверии юбилея, я полон энергии, у меня много сил и планов. Может быть, в чем‑то мне помогло солнце Италии, где я жил до 24 лет.

"Петербургский дневник": А кем сегодня вы себя больше ощущаете – итальянцем или русским?

Фабио Мастранджело: Когда я говорю про Россию, то произношу "у нас, в нашей стране". Как писал Байрон, тот, кто не любит свою страну, ничего любить не может.

Для меня быть русским – это навсегда. Здесь моя душа, мое серд­це и музыка, для которой нет границ и которая звучит на всех языках мира для каждого из нас.

2015-11-27T10:53:00+03:00
2015-11-27T10:53:00+03:00
//m.spbdnevnik.ru/news/2015-11-27/fabio-mastrandzhelo--dlya-menya-byt-russkim---eto-navsegda/
Фабио Мастранджело: для меня быть русским – это навсегда
Фабио Мастранджело: для меня быть русским – это навсегда

Фабио Мастранджело: для меня быть русским – это навсегда

27 ноября 2015 в 10:53

Сегодня Фабио Мастранджело, художественный руководитель театра "Мюзик-холл", отмечает юбилей – ему исполняется 50 лет. Про его жизнь можно было бы сказать, немного перефразировав название фильма, – "Невероятные приключения итальянца в России". Он родился в Италии, однако сейчас Фабио – гражданин России. Говорят, что поворотным событиям в его жизни предшествовали определенные знаки, связанные с нашей страной. Об этом и о многом другом мы беседуем с известным музыкантом.

Читать далее

"Петербургский дневник": Фабио, можете ли вы рассказать о некоем предопределении вашей судьбы?

Фабио Мастранджело: Такие моменты в моей жизни действительно были. Например, у моей мамы девичья фамилия Руссо, которая в прямом переводе означает "русский". Есть и другие, более конкретные знаки. Например, вряд ли кто‑то слышал, чтобы ребенок-европеец в 8‑9 лет интересовался русским алфавитом.

"Петербургский дневник": Это удивительно. И где же вы его взяли?

Фабио Мастранджело: Как все итальянские мальчики, я любил играть в футбол. Но мама очень переживала, когда я выходил на улицу зимой. Хотя таких зим, как в России, в Италии нет.

"Петербургский дневник": Но мама есть мама.

Фабио Мастранджело: Конечно. И, наверное, она была права. Тогда мне приходилось сидеть дома, делать уроки, заниматься игрой на рояле. И как‑то однажды я взял в руки энциклопедию, в которой был русский алфавит. Непонятно почему, мне вдруг стало очень интересно, я начал изучать буквы и даже научился писать по‑русски какие‑то слова. В это же время у меня родился интерес к русской музыке. А первыми произведениями, которые я выучил, были сочинения русских композиторов – Прокофьева, Кабалевского. Чуть позже я увлекся русской литературой, естественно, переведенной на итальянский язык. Советский Союз мне был также интересен. Я был членом итальянской общественной организации, которая пропагандировала дружбу между нашими странами и организовывала множество культурных акций.

"Петербургский дневник": И как складывались дальнейшие отношения с Россией?

Фабио Мастранджело: Как пианист я всегда восхищался уровнем фортепианной российской школы. И очень хотел продолжать обучение в России. У нас часто выступали известные русские оркестры, и однажды по окончании концерта я обратился к одному из музыкантов с просьбой передать мое письмо в московскую консерваторию, чтобы узнать об условиях обучения там. (Не забывайте, что тогда ни Интернета, ни мобильной связи не было!). Но, к сожалению, ответа так и не получил. Потом я продолжил обучение в Женеве, Лондоне – в не менее престижных учебных заведениях. Но жизнь все расставила по своим местам. И сегодня у меня ежемесячно три-четыре концерта в столице, так что Москва, можно сказать, покорилась.

"Петербургский дневник": А первая встреча с Петербургом, какой она была?

Фабио Мастранджело: Прекрасная встреча. Я летел в Петербург, чтобы посетить мастер-класс для молодых дирижеров. И помимо того, что я получил огромное удовольствие от работы с русскими музыкантами, мне безум­но понравился город. Можно сказать, что я моментально влюбился в него. Настолько, что уже в первые 10‑15 минут, гуляя по городу, я подумал – надо сделать все, чтобы остаться здесь жить. И это получилось.

"Петербургский дневник": А когда вы узнали о назначении в Мюзик-холл, какая реакция у вас была?

Фабио Мастранджело: Для меня это стало честью. Губернатор города Георгий Сергеевич Полтавченко пригласил меня на личную встречу и предложил возглавить театр "Мюзик-холл". Он сразу сказал, что театр надо поднимать, возвращать ему былую популярность и что мне доверяется сложная и ответственная миссия. Безусловно, такое событие я расценил тогда и продолжаю на него смотреть как на знак судьбы. Я подумал – город меня окончательно принял и я должен сделать все, что в моих силах, чтобы возродить театр "Мюзик-холл" и оправдать доверие губернатора, помощь и поддержку которого театр получает постоянно.

"Петербургский дневник": А каковы были ваши первые впечатления от театра? Рассказывают, что вы даже приглашали итальянских коллег, чтобы обследовать акустику зала.

Фабио Мастранджело: Мои впечатления были очень разными. Меня восхитили история театра, который был построен как Народный дом императора Николая II, купол, архитектура здания, на сцене которого пели Шаляпин и Собинов. Но в остальном картина была печальная – не было репертуара, труппы, оркест­ра, хора, а были долги. Напомню, что это был август 2013 г. Правда, труппы, хора, балета и полноценного оркестра в театре нет и сегодня, и чужие долги остались, но мы надеемся, что губернатор, городские власти нам помогут справиться с этими трудностями. Но мне представляется важным, что сегодня у нас есть репертуар – и взрослый, и детский, мы создали камерный оркестр, запустили цикл абонементов. Пусть прозвучит несколько нескромно, но мне кажется, что о театре "Мюзик-холл" вновь заговорили, к нам вернулась публика. А мои итальянские друзья-певцы взяли красивые ноты, и стало понятно, что акустика здесь довольно приличная.

"Петербургский дневник": Вы не раз говорили в интервью, что сделать Мюзик-холл полноценным музыкальным театром сложно, не проведя реконструкцию здания. В чем конкретно она будет состоять и как долго может продлиться?

Фабио Мастранджело: Мы прекрасно понимаем, что реконструкция – не быстрый процесс. Для меня важно, что решение о реконструкции было принято лично губернатором. Это дополнительное подтверж­дение его серьезных намерений в отношении театра, его будущего. Для Георгия Сергеевича крайне значимо, что будет восстановлено историческое здание, которое является памятником архитектуры, что город получит новый современный сценический комплекс, на сцене которого будут одинаково качественно существовать все музыкальные жанры; в театре появится комфортная зрительская зона. Мы знаем, что Петроградская сторона, где живут много культурных людей, нуждается в такой ультрамодернизированной театральной площадке. Мы с директором театра "Мюзик-холл" Юлией Стрижак с оптимизмом смотрим в будущее. В своих мечтах, которые обязательно исполнятся, мы видим театр "Мюзик-холл" самым красивым и успешным в Петербурге.

"Петербургский дневник": Что зрители смогут увидеть и услышать на сцене Мюзик-холла?

Фабио Мастранджело: Впервые в истории театра у нас появились абонементы. Это тоже один из шагов в сторону становления Мюзик-холла как музыкального театра. Абонемент "Чайковский. Известный и неизвестный" посвящен 175‑летию со дня рождения самого известного в мире русского композитора; наш оркестр исполняет его сочинения для камерного оркестра – то, что крайне редко исполняется в концертных залах. Абонемент "Музыкальное путешествие с Фабио Мастранджело" знакомит слушателей с музыкой Италии, Австрии, Англии, Аргентины. Детский абонемент "Музыка и сказка" открывает детям дверь в прекрасный мир классической музыки и литературы. Так, в рамках этого абонемента 13 декабря сказку Андерсена "Русалочка" под аккомпанемент оркестра Мюзик-холла представит популярный артист театра и кино Андрей Носков.

Я очень рад, что зрители прекрасно восприняли нашу премьеру этой осени – музыкальный спектакль "Опасные связи", который мы показываем на Малой сцене. Сам не раз наблюдал, как молодые люди уходили после спектакля с горящими глазами, вдохновленные страстями, которыми наполнена сцена во время показа "Опасных связей".

"Петербургский дневник": Фабио сегодня – это знание пяти языков, исполнение всех симфоний Брамса, Шостаковича, Прокофьева, Бетховена, Рахманинова, гастроли по всему миру и… предстоящий 50‑летний юбилей.

Фабио Мастранджело: Я сам в легком состоянии шока. Когда я раньше смотрел на людей такого возраста, мне казались, что это довольно солидный этап в жизни. Но сейчас, в преддверии юбилея, я полон энергии, у меня много сил и планов. Может быть, в чем‑то мне помогло солнце Италии, где я жил до 24 лет.

"Петербургский дневник": А кем сегодня вы себя больше ощущаете – итальянцем или русским?

Фабио Мастранджело: Когда я говорю про Россию, то произношу "у нас, в нашей стране". Как писал Байрон, тот, кто не любит свою страну, ничего любить не может.

Для меня быть русским – это навсегда. Здесь моя душа, мое серд­це и музыка, для которой нет границ и которая звучит на всех языках мира для каждого из нас.

Новости в сети

Читайте также:

Яндекс.Метрика