Перейти на полную версию страницы

В этом году подводный флот России отмечает свое 110‑летие. Для Петербурга и его жителей это особенный праздник. Именно в нашем городе берет начало славная история военных моряков-подводников, которые незримым щитом стоят на пути внешних агрессоров. На сегодняшний день подводный российский флот состоит из более молодых кораблей, чем надводный. А в целом по водоизмещению кораблей флот Российской Федерации находится на втором месте в мире (на первом – США, на третьем с небольшим отрывом от РФ – Китай).

Освоение пространств и ресурсов Мирового океана, безусловно, одно из главных направлений развития мировой цивилизации. А укрепление позиций на море – один из при­оритетов внешней политики для ведущих держав, в том числе России. Наряду с развитием межгосударственного сотрудничества пропорционально возрастает и соперничество за влияние на морских просторах. В этой ситуации сложно переоценить значение подводного флота, невидимого щита интересов нашего государства, играющего ключевую роль в сдерживании имперских притязаний ряда стран на морское господство.

"Вспомните, еще Черчилль говаривал: "Флот существует – и многое не происходит". Наш подводный флот – это средство сдерживания любых агрессоров", – замечает Игорь Курдин, председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подвод­ников, капитан 1-го ранга (запаса).

Становление подводного флота России началось именно в Санкт-Петербурге. Более того, на протяжении всей истории развития флота город на Неве остается ключевым звеном в создании новых субмарин.

"Потаенное судно"

Первые попытки построить подводную лодку предпринимались в России еще при Петре I. Широко известна история "потаенного судна" умельца-самоучки Ефима Никонова. Изобретатель подал царю челобитную, в которой утверждал, что может построить судно, способное уничтожать десятки вражес­ких судов, оставаясь при этом невидимым для противника. В 20‑е гг. XVIII в. изобретатель получил царское позволение на постройку опытного образца. "Правда, по мнению ряда исследователей, то была не полноценная подводная лодка, а, скорее, испытательный отсек, поскольку следовало решить вопрос, может ли вообще человек выжить в подобном погруженном на глубину судне", – рассказывает Кирилл Назаренко, доктор исторических наук, доцент Института истории СПбГУ.

Для сооружения "потаенного судна" использовались доски, железные полосы, медные листы, кожа и другие материалы. В 1724 г. на Галерном дворе в присутствии государя начался испытательный спуск, который закончился неудачей. При погружении судна днище было повреждено, и эксперимент пришлось отложить. Дальнейшие попытки также не увенчались успехом. Завершить проект и устранить все технические недочеты помешала смерть Петра I, после которой смелый изобретатель Никонов попал в опалу. Его идеи, значительно опередившие свое время, требовали немалых затрат, поэтому были признаны несостоятельными.

Никонов одним из первых выдвинул идею о возможнос­ти свободного передвижения человека под водой. Он предлагал создать самый настоящий водолазный костюм, сделанный из прочной кожи. По его проекту, на голову надевался обтянутый кожей бочонок со стек­лянным окошком для обзора.

От дерева к металлу

Известны проекты Карла Шильдера, разработавшего первую в мире цельнометаллическую подлодку. Опытный образец такой субмарины был завершен в 1834 г.

Корпус подводной лодки был изготовлен из котельного листового железа толщиной до 5 мм на Александровском чугунолитейном и механичес­ком заводе (ныне – Октябрьский электровагоноремонтный завод) в Санкт-Петербурге. Над корпусом выступали две башни с иллюминаторами, между которыми располагался люк для загрузки судна необходимым оборудованием. Система погружения состояла из резервуара в трюме, заполняемого водой через два специальных крана. Для всплытия матросам приходилось ручным насосом откачивать воду. В движение лодка приводилась гребками. Каждый гребок состоял из двух складывающихся лопастей, вращаемых рукоятью изнутри лодки. Управление осуществлялось через вертикальный руль, по форме напоминавший рыбий хвост.

Вооружение лодки состояло из ракет и подводных мин. Мина закреплялась на пикообразном носу лодки и соединялась с гальванической батареей внутри судна изолированным проводом. Для поражения противника было необходимо вонзить своеобразную пику в корпус корабля и удалиться на безопасное расстояние, после чего с помощью электрозапала активировать мину.

Ракетное вооружение состояло из шести железных труб, расположенных по три с каждого борта лодки.

Несмотря на ряд конструктивных недостатков, испытания лодки продолжались в Кронштадте в течение нескольких лет. Главным достижением стало преодоление под водой расстояния около 400 м за 35 минут. К сожалению, лодка при этом получила повреждения и была отбуксирована в док. Несовершенство судна привело к закрытию проекта. Мечта изобретателя о создании действующей боевой подлодки тогда так и не осуществилась.

В конце XIX в. другой конструктор и изобретатель – польско-русский ученый, инженер Степан Джевецкий предпринял новую попытку строительства подводного судна. Ему удалось довести свой проект лодки с педальным двигателем до принятия на вооружение. Правда, его творение приняли в сухопутную армию для обороны приморских крепостей.

По словам Кирилла Назаренко, было изготовлено несколько десятков экземпляров лодки, один из которых экспонируется в Центральном военно-морском музее, но боевые качества этих лодок были крайне низкими.

Первая боевая

Технические условия для создания действительно боевой подлодки появляются только к началу ХХ в. В 1901 г. Морское министерство Российской империи утвердило состав комиссии по строительству подлодок во главе с талантливым русским инженером Иваном Бубновым. Комиссия разработала проект абсолютно новой подлодки, которая впоследствии получила имя "Дельфин". Строительство лодки велось на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге. К этому времени в России уже было налажено производство электродвигателей и электрических аккумуляторов, позволяющих обеспечить длительное движение лодки в подводном положении. В качестве основного оружия подлодки, позволяющего поражать корабли, не только стоящие на якоре, но и находящиеся в движении, были выбраны торпеды. В июне 1904 г. "Дельфин" был принят в состав Балтийского флота, что фактически заложило основу российского боевого подводного флота. 

При этом датой основания подводного флота официально считается 19 марта (по старому стилю 6 марта) 1906 г., когда был издан приказ по морскому ведомству, выделивший подлодки в отдельную структуру флота. До этого субмарины были приравнены к миноносцам. В целом удачные эксперименты с "Дельфином" доказали, что отечественные заводы способны самостоятельно строить подводные лодки.

"У "Дельфина" было множество "детских болезней", что вполне естественно для сложной передовой техники: она несколько раз тонула, были даже человеческие жертвы", – отмечает Кирилл Назаренко.

Строительство нового типа кораблей требовало подготовленных кадров. Обучением на лодке "Дельфин", которая по совместительству стала и первой учебной субмариной, занимался капитан 2-го ранга Михаил Беклемишев.

К сожалению, спешка при обучении экипажей для будущих подлодок привела к трагедии. В 1904 г. "Дельфин" выполнял учебное погружение у западной стены Балтийского завода. Погружением командовал помощник Беклемишева лейтенант Черкасов. Кроме него на судне находились два офицера и 34 нижних чина, (притом что штатный состав экипажа – 10 матросов и три офицера), большинство которых пришли обучаться профессии подводника.

По словам Игоря Курдина, лодка имела существенный конструктивный недостаток: при погружении входной люк приходилось оставлять приоткрытым для стравливания избытка воздуха, выпускаемого из балластных цистерн.

Перед самым уходом под воду люк быстро закрывали. Перегруженная почти на 2 т лодка стала погружаться значительно быстрее, чего не учел Черкасов. Он упустил момент, когда люк следовало захлопнуть, и вода хлынула в лодку. 

Спастись со стремительно тонущего судна удалось только двум офицерам и 10 матросам, сам Черкасов погиб. Погибших моряков похоронили на Смоленском кладбище. Впоследствии затонувшую лодку подняли, и ей даже довелось принимать участие в Русско-япон­ской войне. Эта война стала первой, где применялся новый тип кораб­лей – подвод­ные лодки.

"Первые лодки были достаточно просты и имели серьезные недостатки. Тот же "Дельфин" принимал участие в действиях флота в Русско-­японскую войну, но особо ничем отличиться не смог. Впрочем, одно его присутствие ограничивало действия японского флота", – поясняет Игорь Курдин.

По мнению Кирилла Назаренко, опыт постройки и эксплуатации подводной лодки "Дельфин" позволил приступить к строительству более совершенных субмарин, таких как "Касатка", "Минога", "Акула" и, наконец, серия из 24 подлодок типа "Барс", которые считаются вершиной русского дореволюционного подводного судостроения.

Новая веха

"Новый этап подводного судостроения в нашей стране наступил в 1920‑е гг. В то время СССР не имел возможности строить сильный надводный флот, поэтому была сделана ставка на подводные силы, торпедные катера и морскую авиацию", – говорит Кирилл Назаренко.

По его словам, проектированию и строительству подлодок уделялось огромное внимание. Первой серией советских подлодок стали лодки "Декабрист". В этом проекте был воплощен ряд важнейших новшеств, не только служивших улучшению боевых качеств корабля, но и значительно улучшавших условия службы моряков. К примеру, появился целый комплекс средств спасения экипажа затонувшей лодки (аварийные буи, позволявшие осуществлять телефонную связь с поверхностью; выдвижные тубусы, дававшие возможность выходить из затопленного отсека; индивидуальные спасательные аппараты, специальные внешние крепления для подъема лодки со дна, системы, сделавшие возможным продувать балластные цистерны и подавать воздух в отсеки с поверхности). Впервые в мире на лодках этого типа для каждого подводника предусматривалась отдельная койка.

В 1930‑е гг. строились подлодки сразу нескольких серий: "Малютки", "Ленинцы" (подводный минный заградитель), "Эски" (проект которых был куплен у немецко-голландский фирмы), "Щуки", "Катюши" (большие крейсерские лодки). Всего к началу Великой Отечественной войны в советском флоте насчитывалось до 300 подводных кораблей – это был самый большой в мире подводный флот.

Во время Второй мировой войны условия для действий подлодок на разных морях были очень непохожими друг на друга. Так, на севере у советских подводных лодок был настоящий противник – вражеские конвои и боевые корабли.

Широко известен ряд боевых подвигов североморцев: например, атака лодкой К-21 под командованием капитана 3-го ранга Николай Лунина немецкого линкора "Тирпиц", одного из сильнейших кораб­лей театра военных действий. Это титаническое судно еще называли "призраком северных морей".

К-21 провела торпедную атаку этого монстра, ее результаты оцениваются историками по‑разному. Точно известно, что уничтожить корабль не удалось, но атака вынудила немецкую эскадру во главе с "Тирпицем" лечь на обратный курс. К слову, за годы войны силы союзников неоднократно пытались уничтожить линкор. Только британские летчики совершили более 700 вылетов, чтобы потопить этот корабль.

На Балтике советский флот с осени 1941-го до весны 1944 г. был заперт в Финском заливе, и подлодки не имели возможности вести активные боевые действия. Но в 1944‑1945 гг. подводники Балтики одержали несколько ярких побед, в том числе потопление лодкой С-13 под командованием А.И. Маринеско лайнера "Вильгельм Густлофф". В Кировском районе Петербурга даже установлен памятник Герою Советского Союза подводнику Александру Маринеско.

На Черном море морские силы противника оценивались как незначительные.

После Второй мировой войны советское военное руководство уделяло особое внимание подводному флоту, так как соревноваться с американцами по числу надводных кораблей СССР был не в состоянии.

"Пожалуй, наиболее важной составной частью подводного флота стали атомные стратегические подводные крейсера с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту", – делится Кирилл Назаренко.

АПЛ К-3 "Ленинский комсомол" по проекту 627 стала первой советской атомной подлодкой (3‑я в мире). Закладка лодки состоялась в Северодвинске 24 сентября 1955 г. В отличие от американцев советские проектировщики решили отойти от классических конструктивных решений, применяемых в дизель-электрических подлодках. За основу была взята идея максимального увеличения подводного хода судна, что требовало смелых инженерных решений. В результате получилась совершенно новая лодка, способная развивать скорость до 28 узлов без выхода реактора на предельную мощность. Таким образом, лодка значительно превосходила по скорости американский аналог.

Для повышения акустической скрытности лодки оборудование субмарины амортизировалось, а корпус был покрыт противогидролокационным покрытием. В результате удалось снизить уровень шума настолько, что более тихоходные "дизеля" были куда заметнее, чем новая АПЛ.

Внутреннее убранство лодки тоже разительно отличалось своей пышностью и роскошью. Мебель была выполнена по спецзаказу из ценных пород дерева, при этом в случае необходимости могла трансформироваться для выполнения практических функций.

Лодка была спущена на воду в октябре 1957 г., через 2 года после начала постройки. Первого июля 1958 г. она вошла в состав флота. К-3 впервые в истории отечественного флота совершила длительный поход подо льдами Северного Ледовитого океана. Седьмого июля 1962 г. лодка всплыла у Северного полюса, где экипаж установил флаг СССР.

В 1991 г. К-3 была выведена из состава Северного флота. В настоящий момент лодка находится в Снежногорске (Мурманская область) на заводе "Нерпа". Первоначально планировалось утилизировать судно, но впоследствии было принято решение устроить из героической подлодки музей. Одним из возможных вариантов вечной стоянки субмарины рассматривался Санкт-Петербург. Однако ввиду больших денежных затрат пока этот проект неосуществим, и К-3 остается только ждать своего часа.

"Лодка разрезана на две части, реакторный отсек извлечен и теперь должен быть заменен на аналогичный отсек без энергетической установки. Конечно, было бы правильно перенести лодку в Петербург, где люди могли бы прикоснуться к ее истории, истории своей страны, но в ближайшее время это вряд ли осуществимо. Не разрезали на метал – уже хорошо", – сетует Радий Шмаков, главный конструктор атомных подводных лодок 1-го и 2-го поколений, в том числе К-3.

В Петербурге на вечной стоянке размещены сразу две подлодки-музея. Одна из них, Д-2 "Народоволец", превращена в мемориальный комплекс, открывшийся 2 сентября 1994 г., и является уникальным памятником истории отечест­венного кораблестроения 1920‑1930‑х гг. Музей расположен по адресу: В.О., Шкиперский проток, 10.

Вторая лодка-музей – С-189 проекта 613 – самая массовая советская дизель-электрическая подлодка. Спроектирована в Ленинграде ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ "Рубин"). Всего было выпущено 215 единиц. До конца 1980‑х гг. в Военно-морском флоте СССР эти лодки несли боевое дежурство по всем морям и океанам планеты. Музей расположен на наб. Лейтенанта Шмидта.

"Борей" и "Ясень"

Северная столица не только колыбель подводного флота России. До сих пор она является ключевым звеном в проектировании и постройке новых субмарин.

"Санкт-Петербург был и остается важнейшим центром научно-технических разработок в области подводного судостроения и крупным центром строительства подводных кораб­лей. До начала 30‑х гг. ХХ в. почти все отечественные подводные лодки были спроектированы в нашем городе", – сказал Кирилл Назаренко.

В центральном конструкторском бюро морской техники "Рубин" в Санкт-Петербурге был разработан знаменитый ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955 "Борей". АПЛ несет до 16 ядерных баллистических ракет Р-30 "Булава" и является одной из самых современных подлодок в мире.

АО "Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения "Малахит" создало многоцелевую АПЛ "Ясень" проекта 885, оснащенную передовыми ракетными комплексами "Оникс" и "Калибр".

Лодка 4‑го поколения предназначена для уничтожения надводных и подводных судов, а также поражения наземных целей.

Сегодня сразу несколько предприятий города строят подлодки для нужд ВМФ РФ. Существует и внушительная образовательная база, где готовят моряков-подводников.

"Сейчас флот активно развивается, строятся новые корабли, а это значит, что понадобятся опытные экипажи. Руководство Морского корпуса Петра Великого обратилось с просьбой о сотрудничестве к клубу моряков-подводников. Вероятно, теперь, будущие офицеры смогут перенять бесценный опыт у ветеранов. Уверен, наш флот ждет большое будущее", – отмечает Игорь Курдин.

Отечественные подлодки известны во всем мире. Уникальные инженерные решения и храбрость экипажей принесли русским подводникам славу и нерушимый авторитет. За нашими моряками немало и мировых рекордов: чего стоит только подвиг экипажа АПЛ третьего поколения "Комсомолец", который в 1985 г. установил абсолютный мировой рекорд глубины погружения боевых подлодок – 1027 м! При этом на глубине несколько сотен метров были успешно произведены учебные пуски торпед. Лодку на такой глубине практически невозможно обнаружить, также она недосягаема для вооружения противника. Для спасения экипажа в случае аварии на глубине до 1,5 км была предусмотрена всплывающая камера, вмещающая всех членов команды.

2016-01-11T10:11:00+03:00
2016-01-11T10:11:00+03:00
//m.spbdnevnik.ru/news/2016-01-11/kolybel-podvodnogo-flota-rossii/
Как в Санкт-Петербурге началось становление подводного флота России
Как в Санкт-Петербурге началось становление подводного флота России

Как в Санкт-Петербурге началось становление подводного флота России

11 января 2016 в 10:11

В этом году подводный флот России отмечает свое 110‑летие. Для Петербурга и его жителей это особенный праздник. Именно в нашем городе берет начало славная история военных моряков-подводников, которые незримым щитом стоят на пути внешних агрессоров. На сегодняшний день подводный российский флот состоит из более молодых кораблей, чем надводный. А в целом по водоизмещению кораблей флот Российской Федерации находится на втором месте в мире (на первом – США, на третьем с небольшим отрывом от РФ – Китай).

Читать далее

Освоение пространств и ресурсов Мирового океана, безусловно, одно из главных направлений развития мировой цивилизации. А укрепление позиций на море – один из при­оритетов внешней политики для ведущих держав, в том числе России. Наряду с развитием межгосударственного сотрудничества пропорционально возрастает и соперничество за влияние на морских просторах. В этой ситуации сложно переоценить значение подводного флота, невидимого щита интересов нашего государства, играющего ключевую роль в сдерживании имперских притязаний ряда стран на морское господство.

"Вспомните, еще Черчилль говаривал: "Флот существует – и многое не происходит". Наш подводный флот – это средство сдерживания любых агрессоров", – замечает Игорь Курдин, председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подвод­ников, капитан 1-го ранга (запаса).

Становление подводного флота России началось именно в Санкт-Петербурге. Более того, на протяжении всей истории развития флота город на Неве остается ключевым звеном в создании новых субмарин.

"Потаенное судно"

Первые попытки построить подводную лодку предпринимались в России еще при Петре I. Широко известна история "потаенного судна" умельца-самоучки Ефима Никонова. Изобретатель подал царю челобитную, в которой утверждал, что может построить судно, способное уничтожать десятки вражес­ких судов, оставаясь при этом невидимым для противника. В 20‑е гг. XVIII в. изобретатель получил царское позволение на постройку опытного образца. "Правда, по мнению ряда исследователей, то была не полноценная подводная лодка, а, скорее, испытательный отсек, поскольку следовало решить вопрос, может ли вообще человек выжить в подобном погруженном на глубину судне", – рассказывает Кирилл Назаренко, доктор исторических наук, доцент Института истории СПбГУ.

Для сооружения "потаенного судна" использовались доски, железные полосы, медные листы, кожа и другие материалы. В 1724 г. на Галерном дворе в присутствии государя начался испытательный спуск, который закончился неудачей. При погружении судна днище было повреждено, и эксперимент пришлось отложить. Дальнейшие попытки также не увенчались успехом. Завершить проект и устранить все технические недочеты помешала смерть Петра I, после которой смелый изобретатель Никонов попал в опалу. Его идеи, значительно опередившие свое время, требовали немалых затрат, поэтому были признаны несостоятельными.

Никонов одним из первых выдвинул идею о возможнос­ти свободного передвижения человека под водой. Он предлагал создать самый настоящий водолазный костюм, сделанный из прочной кожи. По его проекту, на голову надевался обтянутый кожей бочонок со стек­лянным окошком для обзора.

От дерева к металлу

Известны проекты Карла Шильдера, разработавшего первую в мире цельнометаллическую подлодку. Опытный образец такой субмарины был завершен в 1834 г.

Корпус подводной лодки был изготовлен из котельного листового железа толщиной до 5 мм на Александровском чугунолитейном и механичес­ком заводе (ныне – Октябрьский электровагоноремонтный завод) в Санкт-Петербурге. Над корпусом выступали две башни с иллюминаторами, между которыми располагался люк для загрузки судна необходимым оборудованием. Система погружения состояла из резервуара в трюме, заполняемого водой через два специальных крана. Для всплытия матросам приходилось ручным насосом откачивать воду. В движение лодка приводилась гребками. Каждый гребок состоял из двух складывающихся лопастей, вращаемых рукоятью изнутри лодки. Управление осуществлялось через вертикальный руль, по форме напоминавший рыбий хвост.

Вооружение лодки состояло из ракет и подводных мин. Мина закреплялась на пикообразном носу лодки и соединялась с гальванической батареей внутри судна изолированным проводом. Для поражения противника было необходимо вонзить своеобразную пику в корпус корабля и удалиться на безопасное расстояние, после чего с помощью электрозапала активировать мину.

Ракетное вооружение состояло из шести железных труб, расположенных по три с каждого борта лодки.

Несмотря на ряд конструктивных недостатков, испытания лодки продолжались в Кронштадте в течение нескольких лет. Главным достижением стало преодоление под водой расстояния около 400 м за 35 минут. К сожалению, лодка при этом получила повреждения и была отбуксирована в док. Несовершенство судна привело к закрытию проекта. Мечта изобретателя о создании действующей боевой подлодки тогда так и не осуществилась.

В конце XIX в. другой конструктор и изобретатель – польско-русский ученый, инженер Степан Джевецкий предпринял новую попытку строительства подводного судна. Ему удалось довести свой проект лодки с педальным двигателем до принятия на вооружение. Правда, его творение приняли в сухопутную армию для обороны приморских крепостей.

По словам Кирилла Назаренко, было изготовлено несколько десятков экземпляров лодки, один из которых экспонируется в Центральном военно-морском музее, но боевые качества этих лодок были крайне низкими.

Первая боевая

Технические условия для создания действительно боевой подлодки появляются только к началу ХХ в. В 1901 г. Морское министерство Российской империи утвердило состав комиссии по строительству подлодок во главе с талантливым русским инженером Иваном Бубновым. Комиссия разработала проект абсолютно новой подлодки, которая впоследствии получила имя "Дельфин". Строительство лодки велось на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге. К этому времени в России уже было налажено производство электродвигателей и электрических аккумуляторов, позволяющих обеспечить длительное движение лодки в подводном положении. В качестве основного оружия подлодки, позволяющего поражать корабли, не только стоящие на якоре, но и находящиеся в движении, были выбраны торпеды. В июне 1904 г. "Дельфин" был принят в состав Балтийского флота, что фактически заложило основу российского боевого подводного флота. 

При этом датой основания подводного флота официально считается 19 марта (по старому стилю 6 марта) 1906 г., когда был издан приказ по морскому ведомству, выделивший подлодки в отдельную структуру флота. До этого субмарины были приравнены к миноносцам. В целом удачные эксперименты с "Дельфином" доказали, что отечественные заводы способны самостоятельно строить подводные лодки.

"У "Дельфина" было множество "детских болезней", что вполне естественно для сложной передовой техники: она несколько раз тонула, были даже человеческие жертвы", – отмечает Кирилл Назаренко.

Строительство нового типа кораблей требовало подготовленных кадров. Обучением на лодке "Дельфин", которая по совместительству стала и первой учебной субмариной, занимался капитан 2-го ранга Михаил Беклемишев.

К сожалению, спешка при обучении экипажей для будущих подлодок привела к трагедии. В 1904 г. "Дельфин" выполнял учебное погружение у западной стены Балтийского завода. Погружением командовал помощник Беклемишева лейтенант Черкасов. Кроме него на судне находились два офицера и 34 нижних чина, (притом что штатный состав экипажа – 10 матросов и три офицера), большинство которых пришли обучаться профессии подводника.

По словам Игоря Курдина, лодка имела существенный конструктивный недостаток: при погружении входной люк приходилось оставлять приоткрытым для стравливания избытка воздуха, выпускаемого из балластных цистерн.

Перед самым уходом под воду люк быстро закрывали. Перегруженная почти на 2 т лодка стала погружаться значительно быстрее, чего не учел Черкасов. Он упустил момент, когда люк следовало захлопнуть, и вода хлынула в лодку. 

Спастись со стремительно тонущего судна удалось только двум офицерам и 10 матросам, сам Черкасов погиб. Погибших моряков похоронили на Смоленском кладбище. Впоследствии затонувшую лодку подняли, и ей даже довелось принимать участие в Русско-япон­ской войне. Эта война стала первой, где применялся новый тип кораб­лей – подвод­ные лодки.

"Первые лодки были достаточно просты и имели серьезные недостатки. Тот же "Дельфин" принимал участие в действиях флота в Русско-­японскую войну, но особо ничем отличиться не смог. Впрочем, одно его присутствие ограничивало действия японского флота", – поясняет Игорь Курдин.

По мнению Кирилла Назаренко, опыт постройки и эксплуатации подводной лодки "Дельфин" позволил приступить к строительству более совершенных субмарин, таких как "Касатка", "Минога", "Акула" и, наконец, серия из 24 подлодок типа "Барс", которые считаются вершиной русского дореволюционного подводного судостроения.

Новая веха

"Новый этап подводного судостроения в нашей стране наступил в 1920‑е гг. В то время СССР не имел возможности строить сильный надводный флот, поэтому была сделана ставка на подводные силы, торпедные катера и морскую авиацию", – говорит Кирилл Назаренко.

По его словам, проектированию и строительству подлодок уделялось огромное внимание. Первой серией советских подлодок стали лодки "Декабрист". В этом проекте был воплощен ряд важнейших новшеств, не только служивших улучшению боевых качеств корабля, но и значительно улучшавших условия службы моряков. К примеру, появился целый комплекс средств спасения экипажа затонувшей лодки (аварийные буи, позволявшие осуществлять телефонную связь с поверхностью; выдвижные тубусы, дававшие возможность выходить из затопленного отсека; индивидуальные спасательные аппараты, специальные внешние крепления для подъема лодки со дна, системы, сделавшие возможным продувать балластные цистерны и подавать воздух в отсеки с поверхности). Впервые в мире на лодках этого типа для каждого подводника предусматривалась отдельная койка.

В 1930‑е гг. строились подлодки сразу нескольких серий: "Малютки", "Ленинцы" (подводный минный заградитель), "Эски" (проект которых был куплен у немецко-голландский фирмы), "Щуки", "Катюши" (большие крейсерские лодки). Всего к началу Великой Отечественной войны в советском флоте насчитывалось до 300 подводных кораблей – это был самый большой в мире подводный флот.

Во время Второй мировой войны условия для действий подлодок на разных морях были очень непохожими друг на друга. Так, на севере у советских подводных лодок был настоящий противник – вражеские конвои и боевые корабли.

Широко известен ряд боевых подвигов североморцев: например, атака лодкой К-21 под командованием капитана 3-го ранга Николай Лунина немецкого линкора "Тирпиц", одного из сильнейших кораб­лей театра военных действий. Это титаническое судно еще называли "призраком северных морей".

К-21 провела торпедную атаку этого монстра, ее результаты оцениваются историками по‑разному. Точно известно, что уничтожить корабль не удалось, но атака вынудила немецкую эскадру во главе с "Тирпицем" лечь на обратный курс. К слову, за годы войны силы союзников неоднократно пытались уничтожить линкор. Только британские летчики совершили более 700 вылетов, чтобы потопить этот корабль.

На Балтике советский флот с осени 1941-го до весны 1944 г. был заперт в Финском заливе, и подлодки не имели возможности вести активные боевые действия. Но в 1944‑1945 гг. подводники Балтики одержали несколько ярких побед, в том числе потопление лодкой С-13 под командованием А.И. Маринеско лайнера "Вильгельм Густлофф". В Кировском районе Петербурга даже установлен памятник Герою Советского Союза подводнику Александру Маринеско.

На Черном море морские силы противника оценивались как незначительные.

После Второй мировой войны советское военное руководство уделяло особое внимание подводному флоту, так как соревноваться с американцами по числу надводных кораблей СССР был не в состоянии.

"Пожалуй, наиболее важной составной частью подводного флота стали атомные стратегические подводные крейсера с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту", – делится Кирилл Назаренко.

АПЛ К-3 "Ленинский комсомол" по проекту 627 стала первой советской атомной подлодкой (3‑я в мире). Закладка лодки состоялась в Северодвинске 24 сентября 1955 г. В отличие от американцев советские проектировщики решили отойти от классических конструктивных решений, применяемых в дизель-электрических подлодках. За основу была взята идея максимального увеличения подводного хода судна, что требовало смелых инженерных решений. В результате получилась совершенно новая лодка, способная развивать скорость до 28 узлов без выхода реактора на предельную мощность. Таким образом, лодка значительно превосходила по скорости американский аналог.

Для повышения акустической скрытности лодки оборудование субмарины амортизировалось, а корпус был покрыт противогидролокационным покрытием. В результате удалось снизить уровень шума настолько, что более тихоходные "дизеля" были куда заметнее, чем новая АПЛ.

Внутреннее убранство лодки тоже разительно отличалось своей пышностью и роскошью. Мебель была выполнена по спецзаказу из ценных пород дерева, при этом в случае необходимости могла трансформироваться для выполнения практических функций.

Лодка была спущена на воду в октябре 1957 г., через 2 года после начала постройки. Первого июля 1958 г. она вошла в состав флота. К-3 впервые в истории отечественного флота совершила длительный поход подо льдами Северного Ледовитого океана. Седьмого июля 1962 г. лодка всплыла у Северного полюса, где экипаж установил флаг СССР.

В 1991 г. К-3 была выведена из состава Северного флота. В настоящий момент лодка находится в Снежногорске (Мурманская область) на заводе "Нерпа". Первоначально планировалось утилизировать судно, но впоследствии было принято решение устроить из героической подлодки музей. Одним из возможных вариантов вечной стоянки субмарины рассматривался Санкт-Петербург. Однако ввиду больших денежных затрат пока этот проект неосуществим, и К-3 остается только ждать своего часа.

"Лодка разрезана на две части, реакторный отсек извлечен и теперь должен быть заменен на аналогичный отсек без энергетической установки. Конечно, было бы правильно перенести лодку в Петербург, где люди могли бы прикоснуться к ее истории, истории своей страны, но в ближайшее время это вряд ли осуществимо. Не разрезали на метал – уже хорошо", – сетует Радий Шмаков, главный конструктор атомных подводных лодок 1-го и 2-го поколений, в том числе К-3.

В Петербурге на вечной стоянке размещены сразу две подлодки-музея. Одна из них, Д-2 "Народоволец", превращена в мемориальный комплекс, открывшийся 2 сентября 1994 г., и является уникальным памятником истории отечест­венного кораблестроения 1920‑1930‑х гг. Музей расположен по адресу: В.О., Шкиперский проток, 10.

Вторая лодка-музей – С-189 проекта 613 – самая массовая советская дизель-электрическая подлодка. Спроектирована в Ленинграде ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ "Рубин"). Всего было выпущено 215 единиц. До конца 1980‑х гг. в Военно-морском флоте СССР эти лодки несли боевое дежурство по всем морям и океанам планеты. Музей расположен на наб. Лейтенанта Шмидта.

"Борей" и "Ясень"

Северная столица не только колыбель подводного флота России. До сих пор она является ключевым звеном в проектировании и постройке новых субмарин.

"Санкт-Петербург был и остается важнейшим центром научно-технических разработок в области подводного судостроения и крупным центром строительства подводных кораб­лей. До начала 30‑х гг. ХХ в. почти все отечественные подводные лодки были спроектированы в нашем городе", – сказал Кирилл Назаренко.

В центральном конструкторском бюро морской техники "Рубин" в Санкт-Петербурге был разработан знаменитый ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955 "Борей". АПЛ несет до 16 ядерных баллистических ракет Р-30 "Булава" и является одной из самых современных подлодок в мире.

АО "Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения "Малахит" создало многоцелевую АПЛ "Ясень" проекта 885, оснащенную передовыми ракетными комплексами "Оникс" и "Калибр".

Лодка 4‑го поколения предназначена для уничтожения надводных и подводных судов, а также поражения наземных целей.

Сегодня сразу несколько предприятий города строят подлодки для нужд ВМФ РФ. Существует и внушительная образовательная база, где готовят моряков-подводников.

"Сейчас флот активно развивается, строятся новые корабли, а это значит, что понадобятся опытные экипажи. Руководство Морского корпуса Петра Великого обратилось с просьбой о сотрудничестве к клубу моряков-подводников. Вероятно, теперь, будущие офицеры смогут перенять бесценный опыт у ветеранов. Уверен, наш флот ждет большое будущее", – отмечает Игорь Курдин.

Отечественные подлодки известны во всем мире. Уникальные инженерные решения и храбрость экипажей принесли русским подводникам славу и нерушимый авторитет. За нашими моряками немало и мировых рекордов: чего стоит только подвиг экипажа АПЛ третьего поколения "Комсомолец", который в 1985 г. установил абсолютный мировой рекорд глубины погружения боевых подлодок – 1027 м! При этом на глубине несколько сотен метров были успешно произведены учебные пуски торпед. Лодку на такой глубине практически невозможно обнаружить, также она недосягаема для вооружения противника. Для спасения экипажа в случае аварии на глубине до 1,5 км была предусмотрена всплывающая камера, вмещающая всех членов команды.

Новости в сети

Читайте также:

Яндекс.Метрика