Перейти на полную версию страницы

12 октября в ДК Ленсовета прозвучит "Джаз мирового кино". Так называется программа, с которой в Петербурге впервые выступит московский Большой джазовый оркестр.

Для первого концерта в Петербурге музыканты выбрали, пожалуй, самую демократичную тему в джазовой музыке –– "вечнозеленые" мелодии американского кинематографа двадцатых-тридцатых годов. Впрочем, только этим свой репертуар они решили не ограничивать. Мелодии, отсылающие к этому периоду, звучат, как известно, и в фильмах последних десятилетий: "знаменитом "Коттон клабе" с Ричардом Гиром и "Авиоторе" с Леонардо ди Каприо. Музыкальные фрагменты из этих картин также можно будет услышать на концерте.

Сегодня о первом концерте в Петербурге рассказывает руководитель коллектива трубач Петр Востоков.

"Петербургский дневник": Петр, вы впервые выступаете полным составом своего оркестра перед петербургской публикой. Какой вы ее себе представляете?

Петр Востоков: Мы уважаем своего зрителя и слушателя, будь то петербуржец, москвич или жители небольших городов Сибири или центральной России, но образа аудитории у нас нет. К тому же, имея личный опыт выступлений перед петербургской публикой, могу сказать, что нет какой-то единой петербургской публики. Она разная: в джазовом клубе – это одна, на афишном концерте – другая. Главное не то, какой предстанет перед нами аудитория, а какими мы предстанем перед ней.

У нас есть свой собственный идеальный образ, которому мы бы хотели соответствовать: свинговый оркестр тридцатых годов, под который можно танцевать. И мы пытаемся полностью реализовать себя в рамках этого образа и стиля. Надеемся, что это будет оценено. Есть люди, которым всегда это будет интересно.

Для нас очень важна обратная связь, и поэтому на каждом концерте я особое внимание уделяю конферансу, рассказываю, по возможности нескучно, что за вещь мы играем, как она появилась, в каком фильме прозвучала. Но подстраиваться под кого-то – не стоит того. Публика, ее предпочтения могут меняться, но джаз всегда остается джазом, и я уверен, что хороший результат всегда будет должным образом оценен. Традиционный джаз – это подлинное искусство, которое остается искусством несмотря на свою общедоступность. Искусство – это не всегда сложно, хотя оно может быть и таким.

"Петербургский дневник": В вашем оркестре семнадцать человек. Управление талантами – сложная штука?

Петр Востоков: Музыканты народ специфический, а джазовые музыканты – еще более специфический. Бывают всплески эмоций, в основном из-за насыщенного порой концертного и репетиционного графика, когда люди сильно устают. Бывают и творческие разногласия, как играть ту или иную вещь, но в конфликты это точно никогда не выливается. Иногда на концерте не получается сыграть так, как планировали на репетиции, но то, что порой нами самими воспринимается как неудача, публика воспринимает на "ура", и мне кажется, это хороший признак.

"Петербургский дневник": Вы преподаете в Музыкальной академии имени Гнесиных. Что это вам дает как музыканту?

Петр Востоков: Признаться, у меня нет амбиций стать через несколько лет профессором академии. Собственно выступления перед публикой меня привлекают гораздо больше, чем преподавание. Но когда объясняешь, как нужно играть то или иное произведение, начинаешь лучше его понимать, лучше разбираться в том, что сам играешь. Вдруг понимаешь, как сделано то, что сам играл на интуиции, на автомате. Что-то показывая и рассказывая другим, ты учишься сам.

"Петербургский дневник": Пианист Денис Мацуев, так же, как и вы, играющий джаз, подсчитал, что за год дал 264 концерта. Вы ведете подобную статистику?

Петр Востоков:  Никогда специально не считал. Иногда даже не понятно, считать ли выступление концертом. Каждое воскресенье в московском джаз-клубе "Эссе", который стал нам по сути домом, творческой базой, мы участвуем в так называемых бранчах, когда люди приходят пообедать, а заодно и послушать хорошую музыку. Иногда играем на практиках для обучающихся бальным танцам. Или, скажем, мероприятия закрытого типа. Это концерты или не концерты? Ведь билеты туда не продают. Мы не гонимся за количеством выступлений, понимая, что каждое выступление должно быть особым образом выстроено, подготовлено. Это же все требует организационных и административных усилий, от которых устаешь гораздо больше, чем от выступлений.

Обычно у нас примерно пять полноценных концертов в месяц, в этом октябре будет – десять. У нас программный оркестр, который примерно раз в месяц обновляет программу. Так что когда много выступлений – это не всегда хорошо. В принципе нас такой порядок устраивает.

У нас нет спонсора, нас не содержит банк или органы муниципальной власти. Мы зарабатываем ровно столько, сколько зарабатываем. У нас нет желания попасть на телевидение, фоном звуча в какой-то популярной программе. Мы не аккомпанируем популярным певцам, которые могут легко собрать зал, хотя такие предложения и поступали. 

Бывает, сожалеешь о том, что как сыграл тот или иной фрагмент программы, но мы никогда не участвовали ни в чем таком, за что бы нам потом было стыдно. Такого не было и, надеюсь, не будет. Мы стараемся идти своим собственным путем, реализовывать свою собственную программу, и надеемся, что зритель и слушатель это оценит.

2017-10-08T20:39:00+03:00
2017-10-08T20:39:00+03:00
//m.spbdnevnik.ru/news/2017-10-08/vechny-kinodzhaz/
Трубач Петр Востоков: нет какой-то единой петербургской публики
Трубач Петр Востоков: нет какой-то единой петербургской публики

Трубач Петр Востоков: нет какой-то единой петербургской публики

08 октября 2017 в 20:39

12 октября в ДК Ленсовета прозвучит "Джаз мирового кино". Так называется программа, с которой в Петербурге впервые выступит московский Большой джазовый оркестр.

Для первого концерта в Петербурге музыканты выбрали, пожалуй, самую демократичную тему в джазовой музыке –– "вечнозеленые" мелодии американского кинематографа двадцатых-тридцатых годов. Впрочем, только этим свой репертуар они решили не ограничивать. Мелодии, отсылающие к этому периоду, звучат, как известно, и в фильмах последних десятилетий: "знаменитом "Коттон клабе" с Ричардом Гиром и "Авиоторе" с Леонардо ди Каприо. Музыкальные фрагменты из этих картин также можно будет услышать на концерте.

Читать далее

Сегодня о первом концерте в Петербурге рассказывает руководитель коллектива трубач Петр Востоков.

"Петербургский дневник": Петр, вы впервые выступаете полным составом своего оркестра перед петербургской публикой. Какой вы ее себе представляете?

Петр Востоков: Мы уважаем своего зрителя и слушателя, будь то петербуржец, москвич или жители небольших городов Сибири или центральной России, но образа аудитории у нас нет. К тому же, имея личный опыт выступлений перед петербургской публикой, могу сказать, что нет какой-то единой петербургской публики. Она разная: в джазовом клубе – это одна, на афишном концерте – другая. Главное не то, какой предстанет перед нами аудитория, а какими мы предстанем перед ней.

У нас есть свой собственный идеальный образ, которому мы бы хотели соответствовать: свинговый оркестр тридцатых годов, под который можно танцевать. И мы пытаемся полностью реализовать себя в рамках этого образа и стиля. Надеемся, что это будет оценено. Есть люди, которым всегда это будет интересно.

Для нас очень важна обратная связь, и поэтому на каждом концерте я особое внимание уделяю конферансу, рассказываю, по возможности нескучно, что за вещь мы играем, как она появилась, в каком фильме прозвучала. Но подстраиваться под кого-то – не стоит того. Публика, ее предпочтения могут меняться, но джаз всегда остается джазом, и я уверен, что хороший результат всегда будет должным образом оценен. Традиционный джаз – это подлинное искусство, которое остается искусством несмотря на свою общедоступность. Искусство – это не всегда сложно, хотя оно может быть и таким.

"Петербургский дневник": В вашем оркестре семнадцать человек. Управление талантами – сложная штука?

Петр Востоков: Музыканты народ специфический, а джазовые музыканты – еще более специфический. Бывают всплески эмоций, в основном из-за насыщенного порой концертного и репетиционного графика, когда люди сильно устают. Бывают и творческие разногласия, как играть ту или иную вещь, но в конфликты это точно никогда не выливается. Иногда на концерте не получается сыграть так, как планировали на репетиции, но то, что порой нами самими воспринимается как неудача, публика воспринимает на "ура", и мне кажется, это хороший признак.

"Петербургский дневник": Вы преподаете в Музыкальной академии имени Гнесиных. Что это вам дает как музыканту?

Петр Востоков: Признаться, у меня нет амбиций стать через несколько лет профессором академии. Собственно выступления перед публикой меня привлекают гораздо больше, чем преподавание. Но когда объясняешь, как нужно играть то или иное произведение, начинаешь лучше его понимать, лучше разбираться в том, что сам играешь. Вдруг понимаешь, как сделано то, что сам играл на интуиции, на автомате. Что-то показывая и рассказывая другим, ты учишься сам.

"Петербургский дневник": Пианист Денис Мацуев, так же, как и вы, играющий джаз, подсчитал, что за год дал 264 концерта. Вы ведете подобную статистику?

Петр Востоков:  Никогда специально не считал. Иногда даже не понятно, считать ли выступление концертом. Каждое воскресенье в московском джаз-клубе "Эссе", который стал нам по сути домом, творческой базой, мы участвуем в так называемых бранчах, когда люди приходят пообедать, а заодно и послушать хорошую музыку. Иногда играем на практиках для обучающихся бальным танцам. Или, скажем, мероприятия закрытого типа. Это концерты или не концерты? Ведь билеты туда не продают. Мы не гонимся за количеством выступлений, понимая, что каждое выступление должно быть особым образом выстроено, подготовлено. Это же все требует организационных и административных усилий, от которых устаешь гораздо больше, чем от выступлений.

Обычно у нас примерно пять полноценных концертов в месяц, в этом октябре будет – десять. У нас программный оркестр, который примерно раз в месяц обновляет программу. Так что когда много выступлений – это не всегда хорошо. В принципе нас такой порядок устраивает.

У нас нет спонсора, нас не содержит банк или органы муниципальной власти. Мы зарабатываем ровно столько, сколько зарабатываем. У нас нет желания попасть на телевидение, фоном звуча в какой-то популярной программе. Мы не аккомпанируем популярным певцам, которые могут легко собрать зал, хотя такие предложения и поступали. 

Бывает, сожалеешь о том, что как сыграл тот или иной фрагмент программы, но мы никогда не участвовали ни в чем таком, за что бы нам потом было стыдно. Такого не было и, надеюсь, не будет. Мы стараемся идти своим собственным путем, реализовывать свою собственную программу, и надеемся, что зритель и слушатель это оценит.

Новости в сети

Читайте также:

Яндекс.Метрика